Какими путями капитан «Норда» мог бежать с Украины

Капитан Горбенко, возможно, рассказал не всё о своем возвращении домой  Захваченный почти год назад в украинский плен капитан сейнера «Норд» внезапно сумел вернуться домой в Крым. Капитан Горбенко говорит, что законным путем прошел через кордон. Но вот загвоздка – погранслужба Украины этого не подтверждает. Если все-таки моряк попал домой не совсем легальным путем – сам или с помощью «своих», – то каким мог быть его маршрут?

«Нюансы или мы узнаем со временем, или не узнаем. Но результат говорит сам за себя». Так, не вдаваясь в подробности, высказался пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в ответ на вопрос – посодействовали ли наши спецслужбы в возвращении на родину Владимира Горбенко, капитана захваченного Украиной российского судна «Норд». Песков таким образом уклонился от ответа на вопрос о «загадочном» побеге российского капитана фактически из украинского плена.

Напомним, рыболовецкий сейнер «Норд» из Керчи еще в марте прошлого года был арестован украинскими властями в Азовском море – за нарушение порядка «выезда из временно оккупированной территории Украины». Осенью семерых из десяти членов команды «Норда» обменяли на семерых украинских моряков. Двоим удалось вернуться в Крым через Белоруссию. Но капитана Горбенко по-прежнему удерживали на Украине. В конце года появились сообщения о том, что идут переговоры по обмену российского моряка на капитана украинского судна «ЯМК-0041». А потом Горбенко исчез – пропал из дома в Мелитополе, где его удерживали, «и никто его с тех пор не видел, на связь с родными и адвокатами капитан не вышел». На прошлой неделе полиция Мелитополя возбудила дело об умышленном убийстве.

Но в понедельник стало известно, что Горбенко объявился, живой и здоровый, на российской земле – у себя дома в Керчи. «Сын дома. Вернулся еще в субботу. Чувствует себя нормально», – передавало агентство РИА «Новости» слова Елены Горбенко, матери капитана.

Сам капитан Горбенко сообщил, что попал в Крым с территории Украины через КПП «Чаплынка» в Херсонской области.

Украинский адвокат Максим Могильницкий, который представлял интересы Горбенко, задним числом утверждает, что, мол, ничего экстраординарного не произошло. «Ограничений насчет пересечения границы… не было. Ни подписки, ни даже обязательств, – написал Могильницкий в Facebook. – Срок действия меры пресечения в виде выполнения обязательств истек еще в июне 2018-го, и суд отказал прокуратуре в ее продлении».

Казалось бы, все понятно. Но есть одна странность. Пресс-секретарь погранслужбы Украины Олег Слободян заявил: по данным пограничников, капитан «Норда» не пересекал украино-российскую границу, в том числе в Крыму (украинские чиновники именуют ее «админчертой с временно оккупированным Крымом»).

А адвокат Могильницкий в том же сообщении в Facebook написал: в отношении Горбенко действовал негласный запрет СБУ на пересечение границы.

Так что если бы капитан арестованного «Норда» решил обычным образом покинуть Незалежную – через погранпереход в той же «Чаплынке» или Казачьей Лопани в Харьковской области, или, например, через аэропорт Борисполь, – то его бы тут же «приняли» сотрудники украинских спецслужб. И если бы выезд с Украины не составлял для Горбенко никакой проблемы, то откуда тогда эта паника – «пропал, исчез, убит»?

Либо – что совсем не лестно для украинских силовиков – Горбенко сам нашел способ их провести за нос и уйти за кордон.

Можно гипотетически предположить высадку десанта спецназовцев ГРУ или ВМФ в районе Мелитополя или Бердянска – в духе голливудских боевиков или, скорее, советских военно-патриотических фильмов. Но, как отмечают люди, знакомые с ситуацией, вероятно имел место менее масштабный вариант. Впрочем, не менее интересный.

«Украинская граница абсолютно проницаема. В ней существуют так называемые окна – места, в которых переход возможен. Они могут быть и на территории Донбасса – через линию фронта, там этим занимаются напрочь коррумпированные силовики», – рассказал газете ВЗГЛЯД политэмигрант с Украины, экс-депутат горсовета Одессы Александр Васильев.

Добавим, что источник газеты ВЗГЛЯД не исключает и возможность негласного обмена по договоренности. В порядке гипотезы можем предположить: капитана могли обменять, например, на офицера ВСУ на линии соприкосновения между украинскими силовиками и ополчением ДНР или ЛНР.

Если вернуться к версии «ухода за кордон через «окно», то, как отмечает Васильев, «проницаема морская граница в пределах Крыма для малых плавательных средств. Есть переход и на территории Одесской области, в нижнем течении Днестра. В плавнях и камышах на лодочках мимо живописных островков можно оказаться на территории Молдавии».

Также эксперты отмечают существующие переходные зоны в Харьковской и Сумской областях Украины и в Ивано-Франковской области на границе с Румынией. Однако последний переход считается весьма сложным и подчас экстремальным, так как требует соответствующей для горной местности экипировки и физической подготовки.

Точно также проницаема, но куда менее сложна в пересечении, граница с Белоруссией, указал Васильев. По его оценке,

«на Полесье в принципе реально договориться с местными пограничниками».

Вполне возможно пробраться проселочными дорогами, полагает он.

Впрочем, не обязательно пробираться «по лесной партизанской тропе». Два упомянутых выше моряка из команды «Норда», которым удалось бежать с Украины в Белоруссию, вылетели в Минск из киевского аэропорта Жуляны. Украинская погранслужба, с прискорбием признав свой прокол, пояснила: на паспортном контроле моряки предъявили российские паспорта, а в украинских базах данных (где они числятся как жители «украинского Крыма») их фамилии были записаны в украинской транскрипции. К примеру, если Александр значится как «Олександр», то это как бы два разных человека.

«Это те рабочие варианты, которые первыми приходят на ум, не считая вариантов задействования более сложных схем», – отметил Васильев.

Более сложные схемы подразумевают, например, выезд по подложным документам. Если Горбенко покинул Украину не исключительно на свой страх и риск, и не благодаря ротозейству киевских силовиков, а с «небольшой помощью», то придется признать: тезис о том, что «Россия бросает своих» оказался, мягко говоря, преувеличенным.

Источник